воскресенье, 12 июня 2016 г.

Абрахам Маслоу

Абрахам Маслоу

ДАЛЬНЕЙШИЕ РУБЕЖИ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА

Maslow A. The Farther Reaches of Human Nature.
The Journal of Transpersonal Psychology, 1969, №1


Сан-Франциско, 14.09.1967. Печатается с магнитозаписи.


 

Познание, эпистемология, метафизика, наука, все интересы человека сосредотачиваются вокруг человеческих потребностей и человеческого опыта. И хотя может показаться, что ничего нового в этом нет, это действительно новый подход, отличный от принятого ныне немецкого стиля интеллектуальной деятельности. Разработанные Лейбницем, Кантом и Гегелем приемы поиска решений путем движения от абстрактного и априорного поучительны и изящны, но неполны и зачастую неприменимы. Они выводят точные ответы на конкретные вопросы из великих абстрактных слов, которые, так сказать, были в начале. Опасность состоит в том, что поскольку эти абстрактные слова не нужно выводить из конкретного опыта, они могут становиться "воздушными словами", как я их называю. Подобно шарам, наполненным гелием, они уплывают ввысь, утрачивая всякую связь с землей.

 

Бихевиористская (объективистская, позитивистская) психология – это, попросту говоря, психология, которая строит себя по образцу развитых наук. Таковыми являются физика, химия, астрономия, геология и т.д. – науки о вещах, объектах. Психологи рассуждают примерно так: "Посмотрите, каких успехов достигли физика и т.д. Неплохо было бы позаимствовать их методы. Давайте выполнять нашу работу их способом". Такая неявная установка повлекла за собой сбор огромного количества информации о человеческом существе как объекте, – как если бы человек был не более чем объектом, вещью среди вещей. При изучении человека здесь используются те же процедуры, методы, понятия, определения и подходы, которые могли бы использоваться при изучении света или металла. Психология такого типа получила название механоморфной. Ее нынешняя популярность объясняется преимущественно престижем наук, по образцу которых она себя строит, – а не теми результатами, которых она смогла достичь, и не теми вопросами, на которые она в состоянии ответить.

 

Вторая из главных "сил" в психологии может быть названа фрейдистской: она включает в себя различные оттенки модифицированных идей и методов, первоначально разработанных Фрейдом. Опять же, очень упрощая можно сказать, что эта психология отражает другое основное течение в науке, связанное с дарвиновской революцией. Психологи данной ориентации рассматривают человеческое существо как животное, – каковым оно, конечно же, является, – причем рассматривают так, как если бы оно было только животным, не более чем животным; при этом животные свойства, присущие исключительно людям, расцениваются как отчасти не вполне "научные".

Предполагается, что предметом научного исследования может служить лишь то, что роднит человека с другими животными. То, что отличает человека от животных, в расчет не принимается и не изучается. Трактуя высшие качества, присущие исключительно человеку, – высшие стремления, высшие ценности – психологи фрейдистской ориентации действуют явно вопреки здравому смыслу. Они стремятся редуцировать эти свойства, дать им какое-то животное объяснение. Среди моих папок есть одна, озаглавленная "проктопсихология" – по аналогии с проктологией, отраслью медицины, занятой изучением прямой кишки, заднего прохода и т.п. Хотя здесь мы действительно имеем дело с входом в человеческое тело и одним из путей рассмотрения предмета, следует заметить, по крайней мере, что существуют и другие пути.

По-видимому, человеческое естество блефует, выдавая наши высшие потенции за нечто небиологическое. Потребность в признании, например, может рассматриваться как фундаментальное право человека, – столь же фундаментальное, как и право иметь в организме достаточно кальция или витаминов. Если эти потребности не удовлетворяются, развивается патология.

 

Мир объектов, мир вещей в известной мере свободен от ценностей. Но человеческие существа от ценностей не свободны; ценности определяют их жизнь, – они живут во имя ценностей. Представляемое мною новое направление развития можно рассматривать как отказ от механоморфной модели науки, а также как отказ от тенденции к технологизации человеческих проблем, освобождения их от ценностей и превращения в дело техники. Такая тенденция ныне свирепствует в сфере воспитания, образования, социальной службы и других профессий (Маслоу, 1966).

 

Другой характерной особенностью этого нового направления развития науки является ре-сакрализация. Безоценочная наука занимается десакрализацией; она являет нам обесцененные, позитивистские образы вещей. Она видит в вещах только то, что может рассмотреть, а именно, факты, доступные органам чувств. Трансгуманизм позволяет увидеть кое-что еще. Открывая дверь ценностям и ценностным переживаниям, а также пиковым или запредельным переживаниям, вы открываете тем самым совершенно новое поле исследований. Вы обнаруживаете, что самоотчеты людей, испытавших пиковые переживания, нередко перекликаются с высказываниями великих мистиков. Религиозные мистики, например, говорят о "сознании единения". Они используют слова, которые не входят в сферу компетенции безоценочной науки. Безоценочная наука отказывается иметь дело с такими словами, полагая их ненаучными, то есть (хотя вслух об этом и не говорится) неистинными.

Итак, мы отбираем для своего исследования наиболее полно развитых, наиболее полно очеловечившихся лиц, полагая, что они являют собой пример того, каким бы мог стать весь человеческий вид, если бы только ему позволили развиваться, если бы условия были благоприятны и ничто тому не препятствовало. Это не среднестатистические представители вида, это представители его растущей верхушки, лучшей части верхнего одного процента популяции.

Мемы&медиавирусы

Loading...