понедельник, 18 апреля 2016 г.

вот такая штука. прямо из фейсбука.

И. С. Берчатова I. S. Berchatova Екатеринбург, Россия,  СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ИНТЕРНЕТ-СЛЕНГА THE SEMANTIC ANALYSIS OF INTERNET-SLANG

http://ifl.uspu.ru/images/stories/books/sbornik_1_2011.pdf

 


В нашей статье мы будем опираться на широкую концепцию семантики, сформулированную Кибриком А. Е.: «К области семантики (в широком смысле) относится вся информация, которую имеет в виду говорящий при развертывании выска- зывания и которую необходимо восстановить слушающему для правильной интерпретации этого высказывания» [Кибрик 1992: 25]. Традиционно к лексическому значению относят наиболее существен- ную часть связанной с лексемой информации — ее денотат, сигнификат и некоторую часть прагматической информации. Сигнификативный компонент — слой, связанный не с действительнос- тью, а с ее отражением в сознании человека, причем отражением не всей действительности или предмета, а совокупности существенных признаков. Существование у слова денотата, или денотативного значения, обус- ловлено предметностью мышления, его обращенностью к миру. Предмет- ный мир, отражаемый в языковом значении лексемы мыслится широко и включает в себя не только реально воспринимаемые объекты внеязыковой действительности, но и другие виды означаемых — чувства, эмоции, пси- хические состояния, признаки, отношения и т. д. Кобозева И. М. также отмечает, что существует несколько разновид- ностей коннотативного слоя значения — отношение говорящего к обозна- чаемому, отношение говорящего к адресату, информация о прагматических функциях лексемы, коннотации лексемы [Кобозева 2009: 88—89]. Сочетание понятий Интернет и Филология слегка непривычно, и то, что мы понимаем под классической филологией, находится весьма далеко от сетевой лингвистики. Филология призвана изучать сущность духовной культуры общества, на основе изучения языка, литературы и т. п., но в на- стоящее время Интернет и интернет-сообщества прочно и глубоко вошли в нашу жизнь, дополнив ее своей особой культурой, но самое главное — новым языком и текстами. Язык блоггеров и просто людей, ведущих пе- реписку в Интернете, наполнен разными словами, не всегда понятными обычному «чайнику» — новичку. Поэтому мы решили рассмотреть новое явление, охватившее наше общество. Сленг — это совокупность слов и выражений, которые отходят от норм литературного языка или имеют значения, отличные от общеупотре- бительных, и употребляются представителями определенных сообществ, групп, профессий и т. п. Современный сетевой сленг широк и разнообразен. Аббревиатуры, со- зданные интернет-пользователями, включают в себя не только короткие и 29 известные всем сокращения — LOL (laughing out loud), IMHO (in my humble opinion), JK (just kidding), OMG (Oh my god) и прочие, но другие, более слож- ные. Если вы хотите выразить свою неприязнь к собеседнику и быстро обор- вать разговор, вы можете сказать KTHXBAI (OK, thanx, bye) или же, наоборот, чтобы подчеркнуть свое хорошее отношение к нему, можете использовать LYLAB (Love You Like A Brother) или LYLAS (Love You Like A Sister). Мы проанализировали ряд единиц интернет-сленга. Привидем при- меры некоторых из них. Интернет-сленгизм IMHO (In My Humble Opinion — по моему скромному мнению) используется, в основном, для указания на то, что некоторое высказы- вание — не общепризнанный факт, а только личное мнение автора, и слушаю- щему необходимо понять, что говорящий никому не навязывает свое мнение, скорее даже наоборот, он пытается указывать на то, что он не до конца уверен в верности своего заявления. Такое же предположение можно сделать в отно- шении интенет-сленгизма AFAIK (As Far As I Know — насколько я знаю)

и тд http://ifl.uspu.ru/images/stories/books/sbornik_1_2011.pdf


ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ УДК 81.25 ВЛИЯНИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НА РАЗВИТИЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ НОРМ © Р. Г. Мифтахова*, Е. А. Морозкина Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450074 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.

Примером модификации языковой нормы может служить на- писание местоимения “You” как “U”. А возникно- вение таких новых слов, как YouTube (сущ.), to youtube (глагол) и youtuber (сущ.) свидетельствует о неизбежном проникновении сетевого сленга в языковую среду.

Методы формирования акронимов не зависят от норм языка. В современ- ной «сетевой» лингвистике различают несколько типов акронимов: акронимы предложений GTG (got to go), BRB (be right back), LOL (laughing out loud); буквенные омофоны U (you), R (are); комбинации буквенных и цифровых омофонов В4 (before); ре- дукция слов tmr (tomorrow), coz (because), gd nite (good night); комбинация начальных букв и буквен- ных омофонов TTUL (talk to you later), IC (I see). Таким образом, очевидно, что акронимы и со- кращения, используемые в сетевых технологиях, являются примерами образования новых лингвис- тических форм. Гюнтер Кресс [1] не отрицает идею косвенного взаимодействия развития новых техно- логий с изменениями в употреблении языковых форм. При этом он отмечает, что воздействие сете- вого сленга на формы коммуникации, характери- зующееся использованием электронных способов передачи информации и модификациями лингвис- тических форм, нельзя относить к какой-либо тех- нологической инновации. Такой же позиции при- держивается Kанг Квонг Люк, не связывая новые формы практической грамоты исключительно с технологическим прогрессом: технологии всегда возникают как продукт специфической культурной и образовательной деятельности, и новые лингвис- тические формы тесно связаны с интересами и по- желаниями групп разработчиков, которые их соз- дают и именуют [2].

 

 

По мнению противников данной теории, новые лингвистические формы и практика их применения, а также развитие новых способов употребления языка тесно связаны с коммуникативными техно- логиями. Адамс Бодомо полагает, что «сами по се- бе новые технологии способны кардинально изме- нить язык, который мы употребляем» [3, c. 11]. Большинство лингвистов убеждены, что ни одна компьютерная индустрия не ставит целью разви- вать аппаратное или программное обеспечение для изменения естественного языка. И тем не менее тех- нологии способны привести не только к лингвисти- ческим, но и социальным изменениям.

Дэвид Кристал относит изменения в употреб- лении и форме языка к новому лингвистическому образованию под названием «сетевое общение». Так, в апреле 2010 г. неформальная онлайн шутка столк- нулась со строгим и традиционным языком в зале суда. Кристофер Пул, основатель электронного форума, выступал свидетелем по делу о взломе электронной почты одного из американских поли- цейских. Во время допроса ему было предложено составить словарь с определениями интернет- сленгов, которые хорошо знакомы онлайн пользо- вателям, но представляют собой непонятный набор слов для юристов. К примеру, слово «ricklolling» Пул определил как наживку или переключатель. На самом деле данный термин использовался в качест- ве ссылки на видеоролик. На интернет-форуме также встречались такие слова, как “lucker”, “troll”, “caps”, которые на сегодняшний день отсутствуют в традиционных лингвистических словарях и зако- номерно вводили суд в заблуждение. По мнению профессора лингвистики Бангорского университета Дэвида Кристала, новые фразы и выражения «рас- тут» среди отдельных групп пользователей Сети, как грибы после дождя. Он убежден, что Интернет является «изумительной средой» для порождения новых языковых форм. Язык сам по себе меняется медленно, утверждает Д. Кристалл, однако Интернет в значительной степени ускоряет этот процесс» [4, р. 34–35].

 

К особому аспекту электронной коммуникации относится текстовая коммуникация. В большинстве случаев это акронимы и аббревиатуры. Причин образования акронимов в Сети может быть не- сколько. Одна из них – ограниченная скорость и объем памяти, отведенные для текстовых сообще- ний. Впрочем, существуют и те причины, которые непосредственно заимствованы из самой техноло- гии. К примеру, несведущего человека называют «404», что совпадает с текстовым сообщением об ошибке, выдаваемым браузером, в случае, когда он не может открыть веб-страницу

Маленькие экраны мобильных телефонов так- же способствуют использованию акронимов. И да- же сам набор текстового сообщения может служить образованию новых терминов: технология Т9 при наборе «cool» сначала выдает «book», таким обра- зом, «book» приобрело значение «cool».

 

Некоторые лингвисты полагают, что текстовые сообщения представляют собой новую, перепол- ненную сокращениями форму языка. Однако в дей- ствительности анализ отмеченных «новоформ» по- казывает, что они не содержат кардинально новых языковых элементов. Последователей данного вида коммуникации приблизительно столько же, сколь- ко противников. Проведенные психологами уни- верситета Тасмании эксперименты свидетельству- ют о том, что сокращения и сленги более комфорт- ны для отправителя, чем для получателя. Отправи- тели сообщений создают их намного быстрее

как получатели испытывают трудности при их про- чтении и понимании. Стивен Джон Фрай – английский писатель, ак- тер и драматург однажды использовал сокращение CCTV (closed circuit television), казалось бы, ничем не примечательное и незвучное. Однако этот столь неброский акроним был внесен в известный Окс- фордский словарь (OED). Секретом такого успеха служит долговечность его использования. Действи- тельно, необходимо убедиться, что акроним устой- чиво используется в течение длительного периода, не менее пяти лет, прежде чем он займет свое место в словаре

-

Таким образом, каждое новое слово или акроним начинает отслеживаться с момента появ- ления в печатных изданиях или устных высказыва- ниях. Если акронимы TMI (Too Much Information) и WTF (you may wish to look that one up for yourself) уже нашли свое место в словаре, то OMG (Oh My God) предстоит еще отстоять право быть включен- ным в ежеквартально обновляемый список.

 

С нашей точки зрения, несомненно, что за по- следние десять лет информационные технологии значительно повлияли на развитие языковых форм. Лексика английского языка обогатилась такими словами, как «to google” (искать что-либо в поиско- вой системе), “app” (программа для смартфона) и др. Согласно данным сайта internetslang.com, в английском языке на настоящий момент насчиты- ваются 5090 широко используемых акронимов. И все же чаще в языке имеют место заимствования из уже существующих словоформ и лексических еди- ниц. Если словосочетание «социальная сеть» было внесено в Оксфордский словарь в 1973 г. со значе- нием «сеть учреждений социального назначения и их взаимосвязь», то относительно недавно оно бы- ло отнесено к интернет-деятельности. Причиной возникновения таких слов становятся уже не ин- формационные технологии как таковые, а явления и события, ассоциированные с ними. Причем сего- дня в лингвистическом аспекте заслуживает вни- мания не только само словосочетание «социальная сеть», но и все, связанные с ним процессы. Многие лингвисты из Великобритании и США пришли к выводу, что закрепляющийся в социальной сети Twitter сленг не вредит английскому языку, а, на- против, развивает его. Другие ученые полагают, что общение в Twitter это коммуникация на микро- уровне, то есть неизбежность разместить сообще- ние длиной не более 140 символов заставляет сжато и четко формулировать свои мысли. При активном использовании портала вырабатывается привычка кратко и четко излагать свои мысли.

 

При этом подобная практика может, напротив, способствовать формированию «плоского» и «по- средственного» типа мышления, так как у человека появляется установка избежать по-настоящему серьезной языковой коммуникации. В целом, по мнению лингвистов, даже если «речь Твиттера» далека от идеала в традиционном понимании тек- ста, она уже стала важным инструментом формиро- вания языка, и игнорировать это явление в лин- гвистике нельзя. Социологи должны изучать Twitter для того, чтобы понять, как протекает ком- муникация между людьми, а лингвистам необхо- димо изучать лексику Twitter для синтезирования тенденций, имеющих место в современном языке. Таким образом, развитие сетевых технологий – естественный процесс, и сервис микроблогов вы- ступает индикатором важнейших изменений в раз- витии лингвистических норм. Признавая влияние ICT (Information and communication technologies) на развитие новых форм языка, констатируя появле- ние новых форм коммуникации, так называемого «виртуального общения», необходимо учитывать и формирование нового типа ментальности, а следо-вательно, появление особого типа языковой лично- сти, обладающей виртуальным или «сетевым» мышлением, которое нуждается в дальнейшем лин- гво-психологическом изучении. ЛИТЕРАТУРА 1. Kress G. Visual and verbal mode of representation in electronically mediated communication: the potentials of new forms of text. London: Routledge, 1998. P. 53–79. 2. Luke K. K., & Anttila, A. Evaluating interactivity in webbased learning. Global E-Journal of Open, Flexible and Distance Education. Volume III. 2003. URL: http://www.ignou.ac.in/ejournal/ContentIII/Adamsbodomo.htm. 3. Bodomo A. B. Computer-Mediated communication for Linguistics and Literature. Hershey: Information Science Reference, 2010. 384 p. 4. Crystal D. Language and the Internet. Cambridge, UK: Cambridge University Press, 2011. 58 p.

Поступила в редакцию 27.02.2012 г.

Мемы&медиавирусы

Loading...